Best of the week

Полубог, как и каждый из рыцарей. Ученик Бога Войны, его верный соратник в каждом бою. Рыцарь, служащий всему королевству Лордран и самому принцу Света. Но никогда Орнштейну не превзойти его. Да, дрконоборец заслужил особую душу из рук Владыки, как и остальные трое, но никто не может сравниться с его наследником. Глупцы те, кто считает иначе. Но что-то происходило. Орнштейн смахивает кровь с острия собственного копья, молча восхваляя благословение Гвина и благодаря всех богов за то, что этот бой был завершён без столь бессмысленных, как прежде, жертв. Но смерть была близка, всё кралась и дышала в спину наследника, не позволяя его защитнику вздохнуть спокойно.

Calm Harbor

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Calm Harbor » Эпизоды » Leave the small one alone! [darkest dungeon]


Leave the small one alone! [darkest dungeon]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/6f/0c/16/353741.png
● Leave the small one alone! ●
Jester, Highwayman, Abomination
Изувеченный путник рассказал о твари столь жуткой и безобразной, что свиньи ее сделали своим повелителем. Возможно, это всего лишь россказни, но нельзя оставлять подобную угрозу без внимания.
https://forumupload.ru/uploads/001b/6f/0c/16/778607.png

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/6f/0c/16/249260.png
w o o f   w o o f...       

+3

2

Стоя в темном кабинете перед Наследником, Дисмасу нестерпимо хотелось закурить. Учитывая, что кроме него здесь были еще и Шут с Бигби, это означало одно - они снова пойдут в Заповедник. И то, с каким серьезным лицом Наследник сидит за своим столом, перебирая какие-то бумаги, означало, что дело серьезное. Серьезнее, чем в тот раз, когда они втроем вернулись оттуда, потеряв весталку, которая не пережила разрыв сердца от страха. Что может быть хуже?
Закончив перебирать бумаги, Наследник отложил их в сторону и поднял взгляд на всех троих, осматривая тяжело. Обнаруженные бумаги, заставили его предположить, что в Заповеднике есть некая сила, которая управляет остальными свиньями. Возможно, справится с проблемой поможет ее уничтожение. В любом случае, даже если нет, она тоже должна быть уничтожена. Наследник предполагает, что это чудовище из свиной плоти. И раз они втроем уже видели многие ужасы Заповедника, то он решил отправить именно их с ней разбираться.
Дисмас взглянул на своих спутников и вздохнул. Им снова нужен был четвертый. Кто-то, кто помог бы им исцеляться и имел нервы покрепче. Именно это он и сказал Наследнику. Тот кивнул и велел отправляться как можно скорее. Через час их будет ждать их четвертый спутник.

Выйдя из кабинета Наследника, Дисмас молча переглянулся с остальными и отправился собираться в путь. Он не готовился к лучшему. Он терпеть не мог Заповедник с тех пор. Ничего хорошего от этого похода он не ждал.
Как и в тот раз, он пришел к воротам первый и закурил, глядя в даль темноты за пределами Гамлета. Проходящие мимо жители смотрели на него с сочувствием или ужасом, будто бы знали куда он собрался, хотя это вряд ли. Наследник не провозглашает о том, куда отправляет наемников, пока те не разберутся с задачей. Возможно, жители до сих пор не могут понять, что за идиоты решились разбираться с проблемами предыдущего владельца, который ввязался в дела с проклятием. Дисмас же просто хотел разбираться со всем этим, чтобы спокойно жить в Гамлете, который, как он надеялся, после этого будет процветать. А если не сможет, то хотя бы умрет, делая нужное дело.
Только вот, видя Шута и Бигби, умирать почему-то не хотелось.

+2

3

Никто не сомневался, что рано или поздно им всем предстоит вернуться туда. Шансы были не просто высоки. Их путешествие в более глубокие туннели было неизбежным. Спроси кто Бигби о том, хочет ли он туда вернуться, он бы недовольно ушел подальше. Да и никому до этого не было дело, никто бы не спросил. А тут смотритель сам передаёт распоряжение от Наследника - явиться к нему и получить задание в подземелье. И Бигби не смел противиться или игнорировать его волю. Не хватало ещё и такого врага нажить.
   Когда они все оказались перед лицом Наследника, Бигби инстинктивно пытался найти тень, оказаться на один шаг назад от Дисмаса и Шута, натянуть капюшон поглубже. Прежде он не удостаивался такой чести - оказаться среди полуразрушенных стен особняка, но с удовольствием предпочел, чтобы всё так и оставалось. Но вот они здесь. Втроем. И получают задание, которое никто из них не хотел. На секунду Бигби показалось, что эта работа дана им не потому, что они лучшие среди других наёмников, а намеренная проверка на прочность и попытка избавиться от тех, кто  слишком сильно боится. Возможно действительно, лишь показалось.
   Они встречаются вновь уже у ворот, и Бигби может поклясться, что в прошлый раз всё было также. Кажется, даже Дисмас стоял в той же позе, ожидая прибытия своих напарников. И если тревога чуть ранее была сильнее обычного, то теперь окончательно исчезла. Они просто должны пойти и сделать то, ради чего они в Гамлет прибыли. Завершить начатое и навсегда закрыть ту ночь в своей памяти.
   Бигби подошел к Дисмасу, вместе с ним дождался Шута, и чувство, что именно в таком составе они должны отправиться в Заповедник, не утихало. Что бы их не ждало в глубине того места, они должны справиться самостоятельно. А если нет, значит страх победил. За спиной - увесистая сумка с припасами, в руке факел. Связку дров Бигби передал Дисмасу, мешочки с травами и лекарствами отдал на хранение Шуту. Бигби первым шагнул в сторону Заповедника.
  Путь до цели не был долгим, но вечерняя тишина напрягала, давила, холодила. Такая тишина стоит на кладбище - только шаркающие за гробом шаги нарушают молчание среди каменных плит и деревянных крестов. И Бигби не сдержал.
  - Шут, - его голос тише, чем обычно. Мягче, чем прошлый раз, - может сыграешь что-нибудь? 
  Да, он помнит, как в прошлом его раздражало бренчание старых струн, но сейчас этого не хватало.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/6f/0c/16/249260.png
w o o f   w o o f...       

+2

4

Всё то время, пока Наследник вещает о предстоящей миссии, Шут ни секунды не стоит спокойно: переминается с пяток на мыски, крутит башкой, осматривая кабинет, и едва ли не насвистывает, сцепив руки в замок за своей спиной. Но каким бы расслабленным он ни выглядел, слушает он внимательно. Ловит каждое слово, которое могло бы помочь, но информации по-прежнему мало. Как и всегда. Поэтому он просто ждет, когда это прекратится - мрачный, подчеркнуто важный разговор, вся суть которого сводится к тому, что им троим предстоит вернуться в Заповедник. Шуту хватило бы и одной этой фразы, без важных разглагольствований и любований друг на друга, словно видятся они с нынешним хозяином этих земель в последний раз.
Дисмас задает правильные вопросы, и его серьезный подход к делу не может не радовать. Втроем будет тяжко, это точно, но любой неподготовленный новичок как и в прошлый раз может стать большей проблемой, чем подспорьем. Поэтому Сарменти тихонько фыркает под маской, слишком тихо, чтобы не обесценивать запрос Разбойника на резонное подкрепление. Интересно, почему на столкновение с такой опасностью не послать сразу парочку отрядов? Вот было бы веселье нарезать свиной фарш целой командой, а не скрываться по теням, пряча свет факела каждый раз, когда тихонько приоткрываешь очередную дверь или заходишь за поворот земляных тоннелей.
Бигби укрывается за спинами своих союзников, будто до сих пор находится в главном зале трактира и старается не привлекать излишнего внимания. Хотя здесь, в тесном помещении кабинета, заставленном старой мебелью, но всё еще полупустом, спрятаться сложнее. И Шут уже по привычке делает множество лишних движений, чтобы взгляд Наследника цеплялся за мельтешение фигуры в маске, а не за того, кто за ней. Лишний стресс ни к чему. В прошлый раз именно стресс перед вылазкой помешал самому Сарменти, превратив бойню со свиньями в долгоиграющий трип в ублюдское прошлое.
Но сейчас дыхание Шута ровное, медленное, а сознание чище родниковой воды. Здесь, в этом проклятом городе, по прошествии многих недель он наконец-то почувствовал себя действительно свободным и перестал считать дни с того момента, как вырвался из заточения. А это значит, что больше он действительно не в плену.
Когда Наследник говорит, что они могут идти, Шут театрально раскланивается, посылает воздушный поцелуй, не очень явный из-за маски, и выходит последним, тихонько прикрывая за собой дверь.

Сборы занимают ничтожно мало времени, и большую его часть Сарменти тратит на то, чтобы добраться до ветхого домика у кладбища, где устроила свою лабораторию Док. Как знаток ядов, она располагала и зельями противоядий, так что всё по делу. Правда, по рукам Шут все равно получил, когда попытался стащить со стола пару флаконов с какой-то зеленоватой субстанцией - что-то экспериментальное и опасное, наверное, потому что удар по пальцам оказался действительно болезненным. Но для дела или нет - Птахе было не важно, свои наработки она решила оставить при себе.
К городским воротам Шут подошел намного раньше назначенного времени, но судя по тому, что остальные были уже в сборе, не ему одному долгая подготовка была ни к чему. Он по обыкновению налегке, чтобы уже в тоннелях ничто не помешало бы его подвижности: клинки на поясе, связка факелов у бедра, небольшая сумка с длинным ремнем для всего остального и лютня за спиной куда же без неё.
На подступах к окраине Гамлета, Сарменти, как и остальных, посетило то же чувство искаженного дежавю - снова та же троица... но вроде бы и не та? Теперь они знал друг друга намного лучше. Теперь они не просто кучка наемников, которые привыкли держаться особняком и не знают, что такое работа в команде. Теперь рык Бигби - не повод спрятаться, поджав хвост, а сигнал к атаке, от которого по коже пойдут мурашки, а лезвия запоют, рассекая воздух с пронзительным свистом. Но... атмосфера всё еще мрачная. Короткого взгляда на спутников хватает, чтобы это оценить, так что те несколько минут, пока происходит дележка провианта и необходимых в экспедиции вещей, Шут пытается скрасить беспечной болтовнёй - по большей части в режиме монолога - лишь бы вызвать тень улыбки хотя бы во взгляде этих двоих.

Дорога до Заповедника кажется знакомой вплоть до последнего камешка на дороге, хоть тропа и почти заросла путами кустарника, который, сцепляя ветви, стремился сомкнуться над ней серо-зеленым куполом редких листьев. Шут идет чуть позади остальных, замыкая процессию по узкой тропке, и даёт подмечать всё, что происходит впереди, зоркому стрелку и чуткому зверю в человеческом обличии, пока сам вслушивается в шорохи и голоса безлюдного леса. Поэтому просьба Бигби без труда достигает его слуха, как и интонация голоса. И это вызывает у бывшего артиста теплую улыбку, которую никому так и не суждено увидеть.
Конечно, мне только в радость, — бодро отзывается он, беря в руки лютню, и приятная, спокойная мелодия не заставляет себя долго ждать, срываясь с тонких струн старого инструмента.
Сарменти никогда не исполнял её в тавернах - она слишком нежная и хрупкая для того места, где звучит басовитый гвалт, рыгание мужиков и несдержанная брань, когда кто-то в хлам проигрывается в карты или проливает выпивку, не в силах удержать в нетрезвых руках кружку. Тонкие пальцы любовно перебирают струны, и лютня поёт, вбирая в затейливый мотив тепло летнего солнца, свет домашнего очага и невесомость полета. Лёгкий оттенок грусти в ностальгии по дому и обещание туда вернуться. Эта песня для тех, кто готов встретить опасность, но знает, ради чего вступит в бой. И пускай в ней нет слов, угадать смысл довольно просто, если слушать сердцем. По крайней мере, Сарменти на это надеется, разгоняя гнетущую тишину, заставляя её отпрянуть от троицы, которую, быть может, ждет путь в один конец. Но теперь музыкант уверен, что больше не сбежит.

Но кажется, мелодия привлекает кого-то еще. Кого-то, о ком спрашивал Дисмас и кого они решили не дожидаться, то ли посчитав, что справятся сами, то ли не желая вновь брать на себя ответственность за чужую жизнь. Но этот кто-то определенно догонял, судя  по треску веток за спиной и шуму поспешных шагов, на которые преследователь переходит с бега.
Кажется, Наследник всё-таки догнал нас отрядом поддержки, — Шут смеется, не отнимая пальцев от струн, но легкая осечка меняет мелодию, когда он, наконец, оборачивается, чтобы взглянуть на подосланного бойца. Невольно со струн срывается незатейливый и короткий проигрыш из молитвенного обряда единственного в Гамлете монастыря. — Да лаааадно?
Снова Весталка? Кажется, от такого подарка у остальных может задергаться глаз, вспоминая прошлую вылазку в то же самое место и её печальнейший исход. И Сарменти вздыхает, не скрывая собственного возмущения: да, доспех у этой подружки помощнее, чем у той послушницы, и не начищен до зеркального блеска, а, напротив, покрыт следами врезавшихся в него клинков, которым так и не довелось пробить прочный металл, но всё же...
Шут нехотя останавливается прямо посреди дороги, закрывая от весталки остальную частью отряда, и, дождавшись, пока она приблизится, слегка нагибается, будто пытаясь заглянуть под низко надвинутый капюшон монастырской робы.
Если что, это закрытое выступление. Не обязательно преследовать музыканта посреди леса, даже если тебе нравится то, как он играет. Дождись шоу в таверне, — насмешливо проговаривает он, ожидая увидеть молоденькое раскрасневшееся от бега личико божьего дитя, но вместо это встречается с жестким, решительный взглядом в тени капюшона.
А если по знакомству? — кажется, у неё и дыхание не сбилось, а тень саркастичной ухмылки, искаженной шрамом от уголка губ и до самой скулы, даже оттеняет ту приверженность высшим силам, над которой Шут всегда так любил потешаться, пускай чаще всего лишь в собственным мыслях, а не вслух. Девушка тем временем продолжает чуть громче, чтобы слышно было и остальным. — Пять успешных экспедиций в Руины, если кто-то решит вдруг усомниться в моей готовности. Наследник поручил мне присоединиться к вашему походу и предупредил о некоторых... нюансах. Так что я иду с вами.
О, а эта с яйцами, — посмеивается Шут, примирительно вскидывая руки и поворачивая голову в сторону своих спутников. Если им что-то не понравится, придётся применить всё своё мастерство убеждения и сноровки, чтобы отвадить весталку от этой вылазки, но он уверен, что справится.

Подпись автора

cheers you up, agile, slinky, sometimes makes you bleed... basically a cat.
https://forumupload.ru/uploads/001b/6f/0c/11/626165.png

+2

5

Распределив запасы и подождав еще немного, все трое решили выступать вперед. Если их кто-то и собирался сопровождать, то потом их догонит. Дисмас привычно дал Шуту и Бигби пойти впереди, а сам заключил их процессию. Возможно, со стороны могло показаться, будто бы он трусит с прошлого раза, но Шут и Бигби знали, что Дисмас просто предпочитал спины и тени, чтобы самому быть тенью, от которой не ждут нападения. К тому же разбойник со своим оружием лучше работает с дальних расстояний, когда оба других наемника лучше в ближнем бою.

Некоторое время они шли в тишине, прислушиваясь к окружению, которое нагнетало по мере того, как они продвигались вперед, а факел постепенно тлел. Дисмас хоть и ощущал себя привычно в тенях, все равно чувствовал, как его пробирает до костей некое неприятное чувство. Связано ли оно было с прошлым походом сюда или с тем, что они искали что-то по-страшнее? Не имело смысла. Тем более когда Выродок попросил Шута сыграть. Разбойник понял, что закатил глаза, пока никто не видит. Мелодия определенно то, что им было нужно, чтобы их услышали заранее. Но возражать он не стал. Мелодия помогла отвлечься. Тем более среди всех троих оба голоса были за мелодию, против одного.

Они замечают преследование все втроем. Бигби, наверное, даже раньше, но виду не подал. Их небольшой отряд остановился, чтобы осветить догоняющего. Дисмас невольно положил ладонь на свой пистолет, однако, свет огня выхватил суровое женское лицо под капюшоном и знакомый блеск булавы. Тяжело вздохнув, Дисмас кивнул девушке и убрал руку с оружия. Убедившись, что остальные не против ее присутствия, разбойник жестом предложил продолжить путь. Взгляд его то и дело косился на девушку со святыми символами. О каких нюансах она знает? Что видела в Руинах? Дисмас осторожно сравнялся с ней.
Мы тут не в первый раз. Могу рассказать о том, чего стоит опасаться.
Получив согласный кивок от девушки, Дисмас собрался было начать, но она его остановила и указала куда-то вперед в темноту.
Придется подождать. Впереди нас ждет бой.
Как она хоть что-то увидела в этой темноте? Даже прищурившись, Дисмас не смог разглядеть хоть какие-то фигуры, пока не подошел ближе. Впереди был виден какой-то алтарь, вокруг которого столпились разбойники. Дисмас узнал их по одежде и тихо фыркнул.
Эти что тут забыли? Идиоты... Попытаемся пройти незаметно мимо или разберемся с ними?

+2

6

А Бигби прежде не обращал внимания на музыкальный талант Шута. Прежде не было необходимости заслушиваться его музыкой, которую тот сочинял сам или вбирал в себя за годы жизни и практики. Он чувствует легкое недовольство Дисмаса. Конечно, ведь подобные звуки легко могут привлечь лишнее внимание. Бигби незримо для остальных улыбается. Он чувствует в этих звуках историю, которую даже если не особо хотят слышать, невольно начнут вслушиваться. Чувствует ночной ветер, ещё не пропахший гнилью Заповедника, поглощает больше не пугающий, но приятный шум леса. Чувствует запах ладана и церковных чернил, напоминающий о погибшей весталке.
   И когда этот запах становится всё ближе и ближе, по хребту Бигби пробегает могильный холодок.
   Он оборачивается спустя секунду, как Шут и Дисмас разглядели внезапного преследователя, но самому потребовалось некоторое время чтобы понять происходящее и облегченно вздохнуть, когда понял, что никакой некромант не причастен к появлению четвертого напарника. Но и облегчение было не долгим. Весталка хоть и производила впечатление более опытной и волевой женщины, чем предыдущая, но Бигби был уверен - это продлится не долго. Даже если Наследник соизволил предупредить, с каким чудовищем ей предстоит общаться, это никак не спасёт весталку от трясущихся рук и дрожи в коленях. По-другому не бывает. Никогда.
   Бигби осмотрел её с ног до головы, коротко кивнул. Промолчал.
   Не хотел он видеть чужих и незнакомых. Не хотел вновь объяснять, кто он есть, а после видеть перепуганный взгляд. Эти двое стали первыми, с кем он вновь идёт в здешние подземелья, это уже было чем-то невероятным, и каким же детским было это чувство внутри, когда во внезапно разросшийся от точки одного человека до круга из трёх не хотелось больше никого пускать. Но внутренний эгоизм расцвести не успевает. Им нужна помощь. Им троим действительно нужна помощь. И в этот раз Бигби сделает всё возможное, чтобы не допустить потери кого бы то ни было.
   Оборотень вслушивается в слова Дисмаса. Тот предлагает рассказать историю, и Бигби силится, чтобы не фыркнуть. Конечно у того историй предостаточно. Мрачных и кроваво смешных, некоторые Бигби успел услышать. И кажется внимание Бигби слишком сильно было приковано к паре позади. Неоправданно и глупо. Потому что даже весталка успела заметить противника вдалеке.
   Разбойники. Чем больше наёмников пробиралось в темные туннели, тем чаще на проторенной дороге появлялись эти падальщики. Они не выглядели серьезной опасностью, и их действительно можно было бы обойти, но...
  - Не стоит оставлять противника за спиной. Кто знает, в какой момент они захотят подкрасться к нам. - шепчет Бигби, чуть крепче сжимая в руке факел и перехватывая конец цепи. Эти люди не стоят того, чтобы впускать чудовище на свободу.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/6f/0c/16/249260.png
w o o f   w o o f...       

+2

7

Факел. Во всем виноват факел, свет от которого - слишком большая роскошь под покровом сумерек, в логове теней, растекшихся по земле от крон старых деревьев. Глаза привыкают к нему, словно избалованный цветок к благостной почве, и в результате угрозу замечает лишь весталка, прятавшая глаза в тени капюшона не только от взглядов этой троицы, но и от света пламени. Хорошо, что факел уже прогорел. Ореол едва тлеющего навершия проще спрятать за высоким кустарником.
Лишь заслышав о том, что отряду предстоит битва еще до того, как он окажется в плену сырых тоннелей заповедника, и проследив за направлением, в котором указала служительница монастыря, Шут пригибается до верхушек кустов, чтобы белое пятно маски на фоне чернеющих ветвей не выдало его при неосторожном взгляде разбойников в их сторону. И лишь завидев тех, с кем им придется сразиться, Сарменти негромко усмехается. Всего лишь люди. Будь это свиные отродья, группе точно следовало бы насторожиться: их появление за пределами логова не означало бы ничего хорошего, ведь если твари расползаются, значит в гнезде стало слишком тесно. А ублюдки на двух ногах Шута не пугают. Их доспехи - ореховые скорлупки по сравнению с латной бронёй дворцовой стражи, а мозгов и того меньше.
И музыку не услышали? Странно, — хмыкает себе под нос наёмник, убирая за спину лютню и поправляя кожаный ремень, врезающийся в одно из ссутуленных в попытке спрятаться плеч. Делает это плавно и медленно, да так, что ни один из бубенцов не нарушает тишины случайным звоном. — В трансе что ли?
Алтарей в окрестностях Шут как-то не припоминал. Не на этой дороге. Еще в прошлый раз он со скучающей дотошностью разглядывал окружение, перескакивая взглядом по стволам деревьев в отдалении и стараясь заметить очертания таинственных теней до того, как те заметят его, но так ничего и не увидел кроме невзрачной растительности да кривой тропы, уводящей к Заповеднику. Они свернули не туда? Обошли другой стороной? Какая к черту разница? Угрозу следует устранить, и в этом он с Бигби солидарен. Более того, его ответа достаточно, чтобы обнажить клинки и неслышно двинуться в сторону, не дожидаясь остальных и лишь бросив через плечо небрежно-насмешливое:
Пойду поздороваюсь!
Планы? К черту планы. Осторожность? Нет, Шут уверен в своих союзниках, в элементе внезапности и в том, что отвлекающий маневр - его призвание. Иначе таскал бы он с собой громкую лютню? Ему даже не нужен свет, чтобы передвигаться уверенно в этом лиственном море, пригнувшись к земле и понемногу ускоряя шаг, плавно и практически беззвучно.
Их всего трое. Трое человек в окружении тьмы, замеченные хищниками более страшными чем те, которыми они себя возомнили, начав охоту на наемников, которые успели повидать некоторое дерьмо. И что Сарменти умеет делать хорошо - куда лучшее, чем подкрадываться, - так это наблюдать и запоминать, поэтому расположение самоуверенных засранцев он всё еще держит в голове, обходя их небольшую полянку полукругом, по самому краешку периметра.
А вот появляется он неожиданно и шумно, как гребанный черт из старой табакерки, рывком преодолевая кустарниковую изгородь и стремительно подлетая к одному из разбойников, тому, что стоит спиной, и еще до того, как он успел полностью обернуться. Блеск серпа - как искорки пламени в костре, возле которого так хочется согреться стылой ночью. Вызывает такой же позабытый восторг. Но острие не врезается в податливую плоть, хотя одного росчерка хватило бы, чтобы взрезать артерию подвернувшегося первым бандита. Вместо этого Шут подцепляет его крюком серпа под кадык, арканя хилого разбойника поперек шеи, и резко притягивает к себе, прикрываясь им как живым щитом от остальных из бесчестной братии и вжимая лезвие в кровоточащую от встречи с металлом кожу. С тремя за раз он не справится, так что можно немного поиграть. Для разогрева.
Тише, тише, господа! — Шут бесцеремонно прижимается к схваченному преступнику со спины как можно теснее, прячась позади застывшей фигуры, для которой бритвенная острота клинка становится достаточным аргументом, чтобы не дергаться. — Без резких движений, и быть может я не срежу ничего лишнего с вашего дружка. Можете даже продолжить молиться, а то как-то неловко, что я вас прервал.
Да какого хуя? — глухой рык самого рослого из головорезов доносится не то с удивлением, не то с возмущением, но, судя по лязгу металла, угроза какого-то тощего шута, вооруженного одним серпом, его едва ли впечатлила. Выглядывая из-за плеча своего первого в жизни заложника, Сарменти замечает, как здоровяк снимает с пояса массивный кистень и делает шаг в его сторону, замахиваясь для удара. Но еще до того, как металлические наконечники полоснут по ним обоим - и по жертве, и по самом наемнику, - Шут успевает отскочить назад, напоследок полоснув по шее разбойника обоими клинками разом. Полумесяц серпа рассекает артерию, нож вскрывает трахею, и одним мертвецом на полянке становится больше.
Упс! Рука соскочила, — виновато восклицает он до того как рассмеяться. И до того как заметить вскинутый в его сторону ствол одного из бандитов.

Подпись автора

cheers you up, agile, slinky, sometimes makes you bleed... basically a cat.
https://forumupload.ru/uploads/001b/6f/0c/11/626165.png

+2

8

Бигби не нравилась идея того, чтобы просто пройти мимо. Ждал подвоха на обратном пути или в будущем. Дисмас же не думал о том, что эти разбойники будут вообще в них заинтересованы, если они просто пройдут мимо. Что-то в их поведении подсказывало ему, что они не особо хотят отходить от алтаря... Возможно, вид самого алтаря... Весталка рядом не сводила взгляда с проклятого предмета. Наверное, будь ее воля сломала бы немедленно. У каждого было тут свое мнение в вопросе. И Шут не был исключением. Направился вперед, вызывая недоумение на лице Дисмаса и весталки. Сначала брови разбойника поползли наверх, а затем он нахмурился, внимательно наблюдая за музыкантом. Что-то заставило Дисмаса двинуться вперед, сделав знак остальным оставаться на месте. Был ли тому причиной тон Шута или то, что Дисмас знал его дольше остальных? От чего-то разбойнику показалось, что он знает, что делает Шут, хотя для остальных он все также мог показаться сумасшедшим, что не было не правдой.
Это был отвлекающий маневр.
Все хорошо, — шепнул Дисмас, когда скользнул в тенях мимо Бигби, зная, что тот его услышит.
Пока Шут переманивал все внимание на себя, разбойник скользнул мимо их противников, чтобы оказаться у них за спинами. Когда в последний момент Шут решил перерезать одному из них глотку, а еще один направил на него оружие, Дисмас уже был рядом, чтобы воспользоваться своим клином и не позволить нажать на курок. Уже два тела лежали на земле. Шут и Дисмас повернулись к третьему, а он, перепугавшись, бросился бежать. Дисмас поднял пистолет. Он не хотел стрелять и поднимать лишний шум, поэтому сказал Бигби, который наверняка уже был рядом, и никому конкретно:
Вся надежда на тебя.
Дикие звери были быстрее людей.

+1

9

Бигби надеялся всё сделать тихо. Подкрасться, застать противника врасплох. По-одному наемнику на каждого бандита. Тот, что крупнее всех, для зверя. Весталка на подхвате, но вряд ли кому-то из них потребуется божественная помощь. Им будет достаточно первыми нанести свой удар, никто из бандитов даже понять ничего не успеет. Бигби уже был готов сделать шаг, был готов снять цепь, направить остальных и... он не был готов смотреть на то, как Шут вальяжно подходит к банде, словно это просто легкий вечерний променад!
   Его внезапное стремление "поздороваться" не оставило Бигби шанса даже попытаться остановить.
  - Вот же... шут. - шипит выродок, готовый вытаскивать того из передряги, но теперь уже Дисмас не позволяет Бигби совершить каких-либо действий. Он осторожно проходит мимо, пользуясь моментом, и Бигби не остается ничего, кроме как довериться обоим. Шут должен быть достаточно быстрым, чтобы не попасть под удар, Дисмас может быть по-настоящему незаметным, чтобы нанести удар. Бигби оглядывается на весталку. Та крепче сжимает булаву, но в её глазах нет того страха, который сгубил её предшественницу. Что же, возможно Бигби слишком осторожен.
   Он поглядывал за Шутом, взявшего в заложники одного из бандитов; проследил за Дисмасом, занявшим для себя более выгодную позицию; даже весталка тихо нашептывала молитву своим богам, готовая в любой момент призвать их на помощь. Но ожидать, что всё пойдёт по плану, было глупо. Бандиты не были серьёзной угрозой для подготовленного отряда, но ничто так не приближает к внезапной смерти как жадность и чрезмерная уверенность в себе. Шут убивает своего пленника играючи, как-будто действительно случайно. Умудряется избежать атаки здоровяка, а его напарник становится жертвой ножа Дисмаса. Бандит окружен, он пытается бежать, но никто не собирался отпускать его так просто. Эта жертва теперь его. Цепь соскальзывает с разрастающегося плеча, за пару шагов человеческое тело меняется, а одного прыжка оказалось достаточно, чтобы нагнать противника и пригвоздить всем весом к земле. Шкура его толстая, но не на столько, чтобы стать помехой для звериных когтей. Бигби не церемонится и не ждет, вгрызается прямо в голову, сжимая челюстями всё сильнее. Орех хрустнул, а тело перестало дергаться и брыкаться.
   Зверь отплевывается от застрявших в зубах волосах и кусках разбойничего капюшона. Обнюхивает тушу от шеи до живота, но только недовольно морщится, фыркает и рычит. Противный, не вкусный. Слишком жирный. Бигби не на столько голоден. Он выпрямляется, оглядывается по сторонам, принюхивается. Не чует ничего, кроме страха. со стороны кого-то, кто был с ним. Всегда кто-то боится. Пора бы уже привыкнуть.
   Он возвращает себе человеческий облик, натягивает цепь посильнее, проверяет замки.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/6f/0c/16/249260.png
w o o f   w o o f...       

+2

10

Шут удовлетворенно улыбается, когда отряд срабатывает четко и быстро, умерщвляя глупцов за считанные секунды и не позволяя уйти ни одному из них. Дисмаса он сам не видит до последнего, пока мертвец с перерезанной глоткой не оказывается за земле, так и не сумев выпустить в свою мишень ни единой пули, а вот Бигби появляется громко, мощно, сметая последнего выжившего ублюдка и раскусывая его череп с громким, коротким хрустом. И хоть Шут не вздрагивает, по спине пробегает приятный холодок остаточного испуга, вслед за которым по разогретым мышцам вновь разливается тепло. Мгновенный рефлекс организма, который разум подавляет решительно и резво. Всё-таки это то самое зрелище, которым можно и залюбоваться.
Только весталка остается не у дел, и Сарменти где-то в глубине души надеется, что зверь, выбравшийся из плена некрепких для него самого цепей, не решит устроить пиршество на глазах женщины, как это было в том лесу, где на них накинулись бешеные псы. Впрочем, останавливать он и не попытался бы - если так посмотреть, человечина в любом случае почище будет, чем мохнатая лающая гниль из глубин чащи. Но за подружкой из монастыря он все же присматривает: внимательно следит сквозь прорези маски за силуэтом в тенях дальнего кустарника, замершего неподвижно, будто определяясь с реакцией. Сбежит? Испугается? Наверняка испугается, но наверняка даже в тех вылазках в Руины, в которых она побывала, страх - всего лишь последствие похода, с которым со временем учишься справляться все лучше.
Отлично сработано, парни! Ни на секунду в вас не сомневался, — восклицает Шут достаточно громко для тех, кто рядом, и достаточно тихо для тех, кто мог бы услышать их на расстоянии, если бы лес решил предательски разнести вокруг злосчастное эхо, скачущее меж узловатых стволов растущих деревьев. Сам же, устроившись на корточках возле убитого им же заложника, наёмник вытирает клинки об одежду мертвеца, будто тело перед ним - не более чем убитый на охоте олень или крыса, вынырнувшая из-под досок погреба. — Надеюсь, тебя предупредили именно об этих нюансах? — обращается он уже к весталке, которая, переборов первое и не лучшее впечатление в её жизни от слишком неожиданного обращения одного из членов группы, уже пробирается через кусты, ломая веточки, что цепляются за подол её рясы. Служительница монастыря отзывается не сразу, но даже до того, как она подаст голос, Сарменти замечает в свете нового подожженного факела слегка побледневшее, но всё еще непроницаемое лицо. Да, девка точно способна с собой совладать, может и не станет обузой для них троих... Хотя, без неё у них итак были все шансы, с такой-то сработанностью, о которой, правда, еще рано судить.
Не настолько прямолинейно, как хотелось бы, — звучит со сдерживаемым недовольством, ведь еда ли Наследник посвятил её во все детали слишком подробно, полагая, что оборотень сам решит, хранить собственную тайну или продемонстрировать весь свой потенциал. Она ненадолго задерживает взгляд на Бигби, который, приняв уже свой привычный облик, закрепляет замки на металлических звеньях, и переводит свой взор на алтарь, холодным истуканом возвышающийся посреди небольшой полянки, прежде чем подойти к нему и осмотреть. Без того фанатизма, с которым прошлая весталка носилась по тоннелям Зверинца, отмечает Сарменти про себя и принимается шарить по карманам убитого им человека, надеясь, что свернули "на огонек" они хотя бы не бесплатно.

Подпись автора

cheers you up, agile, slinky, sometimes makes you bleed... basically a cat.
https://forumupload.ru/uploads/001b/6f/0c/11/626165.png

+2

11

Дисмас лишь на одно мгновение вздрагивает, когда огромная тень зверя проскакивает мимо него, достигая последнего разбойника всего лишь в один прыжок, а затем оборачивается, чтобы посмотреть на божью деву и оценить ее состояние. У той глаза расширены от удивления, испуг, но неживотный страх под аккомпанемент сломанных костей. Дисмас мрачно усмехается и возвращает внимание к парням. Подходит ближе к Шуту, подавляя желание дать тому подзатыльник, наблюдая за тем, как тот копается в карманах. Взгляд разбойника выискивает золотой блеск непроизвольно, но его внимание привлекает весталка, которая, насмотревшись на Бигби, отправилась к алтарю. Дисмас и сам украдкой взглянул на Бигби, который тихо позванивал своими цепами. Разбойник адресовал ему легкую улыбку, а затем увидел, как весталка достала бутылек с водой. Откупорив от него пробку, она окропила алтарь, который буквально зашипел от взаимодействия с водой. Легкий белесый дым стал исходить от камня, и девушка поморщилась, произнеся быструю молитву и повернувшись к остальным.
Святая. Не хочу оставлять такие вещи позади нас.
Дисмас одобрительно кивнул и осмотрелся.
Я могу сходить на разведку. Один, — он предупредительно посмотрел на Шута. — Посмотрю, что впереди и вернусь к вам, чтобы мы подготовились.
На лице весталки проступило недовольство и явное неодобрение, поэтому Разбойник посмотрел на своих приятелей, ожидая их решения. Во взгляде Бигби он уловил такое же неодобрение, как и у девушки, и Димасу пришлось очень постараться, чтобы не закатить глаза. Но вот Шут, кажется, был не против.
Ладно, нет так нет, — Разбойник махнул рукой, указывая вперед, пропуская Бигби и весталку, а сам снова отправился замыкать. Пусть развлекаются. Прихватив по пути немного золотых, которые ему оставил Шут, Дисмас благодарно кивнул и запрятал добычу в карман. Хоть что-то порадовало в этой вылазке.

+2

12

Бигби не интересовали монеты на трупах, но Наследник с самого начала заявил, что намерен вернуть награбленное за годы простоя поместья без хозяина. Он нехотя стал копаться в карманах, нашел несколько несколько изображений с фамильным гербом. Такие часто использовали в качестве медалей и орденов, и Наследник их ценил. Чтож, даже если основная цель этого похода выполнена не будет, они хотя бы вернутся не с пустыми руками.
   Шут также довольно шарится по карманам, Дисмас осматривается, а Бигби молча наблюдает за весталкой. Она хотя бы не бесполезная, и своё дело знает, но оборотень всё равно предпочел держаться от неё подальше некоторое время, чтобы просто не привлекать излишнее внимание. Осторожно принюхивается к застывшему вокруг воздуху. Он не чует ничего, кроме свежей крови и разбитых мозгов. Кроме железистого запаха святой воды и серного дыма, идущего от облитого этой самой водой алтаря. Пусть весталка ими занимается. Бигби уже давным давно далек от всего святого и церковного.
   А вот когда Дисмас заговорил о том, чтобы пойти на разведку, Бигби его остановил. Схватил за руку, пытаясь не допустить его ухода, тут же её отдергивает, как-будто позволил себе лишнего. Удивительно, но весталка встала на его сторону, в то время как Шут был на том ещё веселе, чтобы здраво оценивать риск.
- Оно того не стоит. Что бы не ждало нас впереди, будет лучше встретиться с этим всем вместе. - Бигби не хотел обидеть или оскорбить разбойника, но и просто так смолчать не мог. Не теперь. Он смотрит на Шута с незначительным, но всё же ощущаемым осуждением. Его поступок хоть и окупился быстрой расправой над противником, но Бигби не стал бы так рисковать их жизнями лишь ради эффекта и впечатления зрителей. Здесь не сцена и не кабак. Хотя, для Шута вся его жизнь могла быть той ещё театральной постановкой.
   Бигби делает шаг вперёд первым. Пусть уж лучше на нож нарвется тот, кто сможет быстрее залечить свои раны. Но тропы шли одна за другой, кривые деревья и кусты сменялись разрушенными стенами и прохудившимися сводами, а никакого сопротивления на их пути не появлялось. И только когда они пересекли действующую границу Заповедника, из его глубин послышалось до зуда в мозгах и скрежета под ребрами знакомое хрюканье и визг. Бигби оглянулся на своих напарников, но ничего не сказал. Все всё понимали.
   Коридоры темнели, земля под ногами смешалась с гнилью. Бигби казалось, что они вошли каким-то другим путем, не как в прошлый раз, а потом понимает, почему этот коридор кажется ему знакомым. Телега со сломанным колесом до сих пор разваливается, подпирает дверь, в которую уже никто не ломится. Бигби сворачивает в другой коридор, который прежде они не видели. Оттуда окончательно перестало веять нормальным воздухом.
  - Там. - он указывает факелом за покосившиеся ворота, за которыми слышится свиной визг.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/6f/0c/16/249260.png
w o o f   w o o f...       

+2

13

Шут ловит на себе недолгий взгляд Бигби, приправленный укором, и лишь легкомысленно пожимает плечами, прежде чем отвести взгляд и сосредоточиться на обыске. На самом деле он был готов к большей трёпке за свою выходку, но таковы уж его методы - быть тем самым отвлекающим маневром, чтобы снизить риски для тех, кто решит зайти к противнику со спины. То ли Сарменти слишком уж полагался на свою увертливость, то ли слишком верил в то, что союзники успеют прикрыть его тощий зад - он и сам бы не разобрался, даже если бы крепко над этим задумался, - однако страха или беспокойства он не испытал. Лишь адреналин, который смешался с жадным предвкушением, наливаясь и пульсируя в такт биению сердца, разгоняющему по венам горячую кровь, пока наёмник быстрым и легким шагом пробирался сквозь поросль кустарника.
Нет, он не был кровожадным убийцей. Не был ублюдком, которому нравилось лишать кого-либо жизни. Но люди в капюшонах, застывшие у алтаря, были для него лишь сворой падальщиков, не более чем крысами в подвале или жирными мухами, жужжащими над теплыми останками человеческих тел. Их было слишком мало, чтобы распробовать знакомое ощущение угрозы. И в мозгу не возникло даже мимолетной мысли о том, что стоило действовать осторожно.
Даже сейчас он готов благодушно согласиться с предложением Дисмаса: разбойник был способен двигаться тише них всех, и Шут не раз и не два подскакивал на месте, испуганный голосом за спиной еще до того, как услышал бы шаги. Только остальные сомневаются, и это вызывает у бывшего артиста короткое и молчаливое  недоумение, длящееся не дольше десятка секунд - ровно столько, сколько ему потребовалось, чтобы перевернуть бездыханную тушу с перерезанной глоткой на другой бок и запустить руку в карман, до которого прежде не удавалось добраться. Бигби дело говорит, но на его месте Сарменти не отметал бы важность разведки в пользу сплоченности. Выверенный удар часто бывает эффективнее мощного, но нанесённого без какого-либо просчета. Но Шут предпочитает об этом помалкивать. Кто вообще слушает советы дурака?

Заповедник просачивается в воспоминания запахами сырости, плесени, влажной земли и разложения. Касается ими смутных образов, возрождая их в памяти, но по прошествии времени они подернулись дымкой и стали слишком нечеткими, будто сознание все это время стремилось исторгнуть прочь тот злосчастный и такой позорный поход в глубины древних катакомб. Заповедник возрождает их снова, и песнь леса стихает, преобразуясь в скрежет свиного визга и утробного хрюканья, стирая с лица под маской тень бесцветной улыбки. Чем ближе они приближаются ко входу в обитель уродливых гибридов, тем сосредоточеннее и мрачнее становится Сарменти. А как только проникают во владения тварей, и вовсе стихает, обращаясь в натянутую струну сосредоточения и готовности встретить угрозу лицом к лицу.
Он не узнает ни коридора, в который они углубились, ни даже ту телегу, что, накренившись, подпирала собой затянутую плесенью и грязными разводами дверь. Кажется, Шут даже не смотрит в её сторону, двигаясь как можно тише следом за Бигби, чей нюх вёл их то ли в обход опасности, то ли по её следу. А телег тем временем пуста - ни единой косточки на дощатом дне, и о прежнем её содержимом напоминают лишь черно-бурые разводы засохшей крови вперемешку с гнилью, въевшиеся в старую размокшую древесину.
Стоило отряду ступить на территорию чудовищ, ладони Сарменти не выпускали больше рукоятей клинков. Поэтому он уже готов к бою, когда оборотень указывает направление, вынуждает прислушаться, нащупать сплетение мерзостных звуков самому. Но на этот раз он не спешит в ту сторону, чувствуя, как волосы на голове привстают дыбом от тяжести царящего здесь смрада. Не мчит вперед, мечтая поскорее рассечь мясистые тела, словно перед ним всего лишь соломенные манекены на тренировочной площадке. Вместо этого он замирает, переводя взгляд с Выродка на Дисмаса, который наверняка должен быть где-то позади, вне света пламени и возможно даже за спиной весталки.
Сразу атакуем или сперва глянем, что там происходит? — голос звучит сухо, почти шепотом, хоть за царящей за воротами какофонией звуков никто из свинорылых ублюдков не услышал бы этого вопроса, даже если бы бывший музыкант не старался говорить тише.

Подпись автора

cheers you up, agile, slinky, sometimes makes you bleed... basically a cat.
https://forumupload.ru/uploads/001b/6f/0c/11/626165.png

+2

14

Дисмас пересекается с Шутом взглядом, который будто бы смотрит вопросительно. Разбойник пожимает плечами, считая, что тут любой вариант подойдет, а голосование решило, что рисковать Дисмасом они не хотят. И тот не понимает почему. Смотрит сначала на весталку, которая скрывает хмурые черты под капюшоном, делает вывод, что одного она бы никого не пустила. Ей совесть не позволит. Затем смотрит на Бигби, который не отвечает на взгляд Дисмаса, хотя наверняка знает, что тот смотрит. Дисмас вздыхает. Не понимает, но принимает. Вместе так вместе. Разбойник скользит в тень позади всех, позволяя остальным идти впереди, пока он прикрывает тылы.

Их ведет Бигби. По знакомой дороге, хотя Дисмас помнит смутно - ему закрывал глаза гнев и нервное ощущение, которое преследовало всю дорогу с тех пор, как Бигби обратился впервые перед ними. Но даже его нечуткий слух улавливает шум за дверью, к которой выродок привел их. В ноздри врезается отвратительный запах, который стал будто бы сильнее с  тех пор, как они были там в последний раз. По ощущению за дверью их ждут десятки уродливых свинолюдей. По спине разбойника пробегает холодок, и он осматривает группу. Шут задает логичный вопрос, только вот Дисмас не стремится на него отвечать. Сейчас бы ему действительно стоило первым проверить что там за дверью, только его совершенно не тянет. Но вдруг их там больше, чем четверо?.. Хотя их группа шла за одной конкретной целью, и путь был один. Дисмас смотрит на остальных. Весталка не выдерживает и первая делает шаг к двери, чтобы разобраться с телегой. Тяжело вздохнув, разбойник спешит ей помочь. Они не стараются отодвинуть телегу как можно тише - ощущение, что за дикими криками свиньи и сами ничего не услышат. Когда препятствие было убрано, разбойник осторожно оградил девушку в сторону и взялся за ручку двери, чтобы попытаться бесшумно ее  открыть. Стоило появиться маленькой щелке, как звуки криков стали громче в несколько раз. Поправив платок на носу, который хоть немного спасал от смрада, Дисмас вгляделся в темноту. В зале огромном, среди куч мусора, гнилого мяса и чего-то что напоминало некую плоть, разбойник увидел огромное существо, у колен которого сидело существо меньше. Оба они, конечно, принадлежали к свинолюдям, но отличались от их. И вокруг них скакали уже знакомые свиньи. И все вместе они визжали, будто готовились к чему-то. Существо наименьшее первое заметило движение, Дисмас ощутил не себе его взгляд. Взвизгнув громче всех, оно подскочило ближе к двери, и Дисмас захлопнул ее прямо перед его носом.
Кажется, у нас всего несколько секунд перед тем, как дверь выломают. 

+2

15

Он уже не раз слышал истории от других наёмников, которым приходилось спускаться в подземелья, на гораздо более долгий срок, чем одна тяжелая и беззвездная ночь. Они блуждали по коридорам, без факелов, потому что те выгорали быстрее, чем цель похода была достигнута. Без припасов, готовые сожрать друг друга, и даже несколько часов передышки у костра не редко оборачивалась только ещё большими проблемами, ибо жаркий свет и людской запах привлекали врага как свежезажаренный окорок. Многим приходилось возвращаться ни с чем. Те, кто решался дойти до главного зла в лабиринте, могли не вернуться вовсе.
  Бигби не знал, что их ждет за воротами, но то, что он чуял, не радовало и не внушало надежду на лучшее. Он слышал тяжелое хрюканье и передвижение чего-то тяжелого и мясного - это не было похоже ни на одну тварь из тех, что они видели прежде. Он слышал визг чего-то маленького и тревожащее топанье мелких копыт. И Бигби задумался, что из этого опаснее. Даже самая мелкая змея может убить одним точным укусом.
   Но у них не было шанса подумать об этом. Не осталось времени проработать тактику и даже попытаться застать противника врасплох. Дисмас захлопывает дверь, та скрипит и лязгает, привлекая внимание и лишая их группу возможности принять нужное и взвешенное решение.
   Они спешно отступают за мгновение до того, как их пробьет обломками разнесенной тяжелым тесаком двери. Бигби обращается в ту же секунду, как в зале появляется это чудовище. Лишенное задних конечностей и передвигающееся с помощью одной руки и гниющих мышц вокруг волочащихся кишок. В другой конечности лежал тот самый тесак, способный уничтожить не то что дверь, но пробить пару стен с одного замаха. Весталка наверняка могла бы поместиться в пасти этого свиночеловека целиком, а Шут легко бы проскользнул в глотку, если бы оказался промеж свиных зубов. Зеленеющий мозг скользил во вскрытом черепе как не до конца застывший пудинг, и единственное, что не давало ему вывалиться - медный обруч с прибитыми к нему кольями, изображающий кривую и лишенную всякого достоинства корону. Вот она, их цель. Вот он, Свиной Принц и слепой король этого гниющего царства.
   "Не видит" - проносится в голове зверя, и он уже готов подкрасться ближе, чтобы одним прыжком достигнуть и вцепиться точно в толстую шею. Но стоило ему сделать о дин шаг, и вновь раздаётся этот визг. Пронзительный, заставляющий кости дрожать, а внутренности перевернуться. Свинюшка, размером едва ли больше упитанного и сбежавшего от повара порося, машет флагом в его сторону, и в тот же момент до сих пор отсутствующее внимание Принца устремляется на Бигби.
   Столько прыти от казалось бы неповоротливой туши зверь не ожидал, и ему чудом удаётся увернуться от врезающегося в землю тесака. Мелкая, противная, подлая тварь!

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001b/6f/0c/16/249260.png
w o o f   w o o f...       

+2

16

Щепки разлетевшейся двери мелкими заостренными клыками рассекают воздух, метят в незащищенное тело и с тихим стуком попадают по маске, отскакивая от гладкой белой поверхности и опадая под ноги, но не наносят вреда. Им чудом удалось отступить вовремя, словно повинуясь единому инстинкту, которому удалось уберечь их от огромного тесака, что врезался в хрупкую перегородку с той стороны заваленного мертвыми тушами зала. Взгляд Шута невольно опускается вниз, когда ступней касается что-то мокрое и горячее - кровь размазанных свиных туш, столпившихся было у двери, теперь растекается гнилостной лужей, струясь от изувеченных, размолотых тупым, но массивным лезвием тел. Эта тварь убила своих же? И только после этого Сарменти вскидывает взгляд вверх и замирает, воззрившись на очертания кривой, искаженной, но слишком узнаваемой короны.
Мясистая, смрадная туша, обнажившая раздутое переплетение кишок и кривые, гнилые зубы, колыхаясь, ползет к ним, перемещая массивное тело прямо по грязи и останкам убитых ею же свиней и волоча следом клинок, оставляющий на земляном полу глубокие борозды. Провалы глазниц глубокие, полные густой черноты и гноя, взирают на пришельцев с первобытным гневом, и Шут не сразу замечает, что взгляд этой твари невидящий. Потому что перед собой он видит совершенно иное. И свиное рыло исчезает, искажаются черты лица, обращаясь в более знакомое. До боли, до зуда в старых шрамах под тканью потрепанного костюма. До яростной дрожи по телу и тотчас же сбитому дыханию в нелепой попытке собраться.
Не сейчас, блять. Не снова. Не вовремя.
Не как в прошлый раз, чтоб тебя. Он ведь почти от этого освободился...
Мелкую свинью Шут не замечает. За накрывшей его пеленой пронзительный визг кажется лишь искаженной песней поломанных скрипок, рвущей струны бритвенно острым смычком. Сколько раз ему придется переживать этот блядский кошмар?
Сарменти отскакивает следом за зверем, даже не замечая очертаний мощного и быстрого создания, прикованный взглядом лишь к образу в полутьме просторного, но слишком тесного для этой туши зала. Кажется, натыкается спиной на весталку, но не замечает прикосновения её ладоней, уперевшихся в спину то ли в попытке поддержать, то ли оттолкнуть как неудобную помеху, закрывшую обзор, пока сама девушка уверенно и не сбиваясь произносит слова заученной молитвы. Совсем тихо, едва слышно из-под маски доносится болезненный, короткий смешок, и пальцы сжимаются на рукоятях клинков до ломоты в суставах, чтобы спрятать их за поясом...
Все как в тот раз, да?
Что ты видишь, Дисмас? Это все еще гребанный хряк или человек с лицом самой жадной свиньи? — пытается уцепиться он за того, кто может его понять. Делает это невольно, но не дожидается ответа, подхватывая в обе ладони теплую лютню, чувствуя иллюзорную вибрацию вдоль тонкого грифа и под покатым корпусом инструмента. А затем, стиснув зубы, делает свой ход.
Красная тень срывается с места стремительно и резко, проскакивая в развороченный проём двери между Бигби и только поднимающейся для нового удара руки свиноподобного монстра в проржавевшей короне. Мгновенно отпрыгивает в сторону, привлекая внимание мелкой свинюшки под боком гигантского монстра, и увлекает за собой и взгляд слепой твари. Потому что бубенцы на колпаке звучат ярче тех, что уже наглотались крови. Потому что пальцы касаются струн, выдавая несколько громких и пронзительных аккордов в попытке заглушить визг неправильных скрипок. Потому что призвать ту самую мелодию из прошлого для Шута кажется единственно верным решением, главное успеть доиграть до конца. И для этого не нужно стоять на месте - Сарменти продолжает следить за движениями массивного тесака, но обходит с противоположной стороны, чтобы ублюдку пришлось развернуться, чтобы его достать. А взгляд судорожно выискивает слабое место и пути к нему - каждую уязвимую точку, которая не прикрыта, и каждую возможность до неё добраться сквозь скользкие складки кожи, жира и бесформенности масс.
На этот раз отсечения руки будет недостаточно.

Подпись автора

cheers you up, agile, slinky, sometimes makes you bleed... basically a cat.
https://forumupload.ru/uploads/001b/6f/0c/11/626165.png

+2

17

Дисмас чувствует, как земля дрожит под ногами,  и дверь едва держится на петлях, прижимаясь к его спине. Нужно было бросаться прочь, что Дисмас и попытался сделать, когда остальные только подумали об этом. Но разбойник не был достаточно быстрым. Он едва успевает, но летит на землю, и тут же быстро оглядывается, чтобы снова увидеть чудовище, коих свет не должен был видывать. Отползая, Дисмас ищет тень, позволяя Бигби и Шуту взять ситуацию в руки, если это так можно было назвать и сделать. Как только разбойник оказывается за пределами света факела и встаёт на ноги, ему становится спокойнее. Даже превращение Бигби уже не кажется таким неприятным, как раньше, на фоне огромной свинной туши.
Принц убил двоих. Оставил лишь самого мелкого. Почему? Дисмас хмурится, доставая пистолет, чуть щурится, чтобы прицелиться в мелкого как следует. Что в нем такого? Что в нем особенного? Сердце бешено колотится. Мелкий слишком юркий, скачет туда-сюда, машет флажком, и Принц нападет на Бигби, и только на Бигби. Так вот в чем дело...
Сейчас только голос Шута заставляет Дисмаса слегка расслабиться и успокоиться. Сейчас здесь есть тот, кому сложнее. Значит остальные должны оставаться сильными, в трезвом уме.
— Не дай себя обмануть, — произносит Дисмас, пока Шут ещё рядом. И правда, не будь Дисмас уверен, что тот замок опустел в ту ночь, он бы решил, что король случайно забрел в Гамлет на вечерок экспериментов. — Та тварь мертва. Эту ещё нужно умертвить.
Разбойник жмурит один глаз, вылавливая момент, и стреляет в мелкого. Тот визжит, будто его уже зарезали на праздничный стол. На лице Дисмаса на миг появляется довольная ухмылка и тут же исчезает. Огромная свинья в бешенстве, подобно берсерку, закрутила своим тисаком на широкий круг, явно собираясь задеть всех, кто стоял перед ними, даже не видя. Принц бьёт, не особо целясь. Задевает Дисмаса. Удар по голове заставляет потерять равновесие, а в глазах помутнело. Стрелять в мелкого было плохой идеей. Разбойник схватился за голову, глядя из под бровей на тварей.
— Зарежем эту свинью... Эта тварь неповоротлива без мелкого. Пустим ему кровь, пусть истекает... Мелкий не сможет указать ему на всех.

+2


Вы здесь » Calm Harbor » Эпизоды » Leave the small one alone! [darkest dungeon]